lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

ТиД

      1. К счастью, самая короткая ночь в году не обладает сакральной мощью новогодней, иначе мне пришлось бы всерьез опасаться провести этот год так же, как я встретил июньский рассвет. Небесный Декоратор расщедрился и, не пожалев на кубовый шелковый фон коралловых мазков, представил многочисленной публике совершеннейший шедевр, но вот ракурс для любования был взят не слишком удачный – в компании нескольких тысяч бедолаг мы стояли в пробке на Ярославском шоссе. Была пятница, три часа ночи; влекомые мечтой о двудневном покое, граждане вяло тащились в своих разноцветных машинках по заботливо суженной проезжей части; одинаковые со спины условные таджики крушили отбойными молотками мост, на котором стоят; сиреневый свет их фонарей мерк под напором розовоперстой Эос.

      2. Июнь пришлось провести в движении: логика исторического расследования гнала меня в одно санкт-петербургское архивохранилище; жалея утренние часы работы, поехали ночным поездом, который за последние годы разительно переменился к лучшему; вероятно, РЖД специально предписывает своим стюардам ответственных направлений отращивать бакенбарды и учиться принимать нарочитый дворецкий вид: уютный, плотный блондин, чрезвычайно похожий на Булгарина, пришел собирать пожелания к завтраку и, перечисляя полагающиеся к нему напитки на выбор, нежно проартикулировал коньяк. Призрак двух нетрезвых московских архивистов, ломящихся с прибаутками в чопорный читальный зал возник и пропал, как мираж в пустыне; коньяк явился немедленно, освежив сон и приготовив душу к встрече с прекрасным.
      3. Поезд прибыл по расписанию в восемь; на Васильевский остров пошли проходняками, зигзагами, исподволь – впереди было два часа и не хотелось спугнуть редкое ощущение неспешности. Утром центр пустынен и чист; промытому взору на знакомых улицах открываются невиданные прежде детали: маленькая заклинательная табличка (при пожаре, вероятно, долженствующая побагроветь) «не входи, порошок» над дверью лавочки; написанные одним шрифтом следующие друг за другом вывески «Зоомагазин Мясо», красивая реклама «Учись на электрика». Цокающая параллельным курсом нимфа объясняла маленькой серебристой собеседнице: «выпила йогурта, стало грустно, захотелось колбасы» - конец фразы потонул в попутном шуме. Мимо дома Зощенки Шведским переулком вышли к Конюшенной, потом аркадой Капеллы (где быстротечно догнивал автомобиль к злорадному торжеству обставших его вековых стен и колонн) прошли к Мойке, преодолели ее и оказались на Дворцовой. Двумя заезжими Акакиями Акакиевичами смотрели мы, как на ней в утренних лучах собирают что-то вроде гнезда помешанного на геометрии птицееда (готовились к концерту Стинга, как узнал я задним числом) – по трубчатой ажурной конструкции медленно и бесцельно переползали одетые в серебристое люди; «резинку! инку! иську!», - вдруг крикнул один из них с высоты и в ответ ему захохотал и закаркал кто-то невидимый из нижних хитросплетений.
      4. В пять часов, когда нежно, но твердо объявляют, что архив закрывается и, сдав свои дела и захлопнув ноутбук, герой выходит на набережную Невы и видит поджидающих его ввиду предстоящего пира друзей, сердце вдруг замирает – и мои меланхолические схолии не в силах передать этого дивного сочетания оконченного труда, соленого ветра, дружества и покоя. Два петербургских дня прошли как одно мгновение – и вот уже вечерний «Сапсан», ведомый, кстати сказать, машинистом, с которым я уже дважды ездил за последние полгода, мягко погнал нас домой.
      5. Инерция, набранная в первые недели июня, действует и доднесь (и, надеюсь, не ослабнет и в ближайший месяц) – за последние несколько суток, мечась между деревней, домом, работой, архивами и присутственными местами, я преодолел пару сотен километров, пересаживаясь с автомобиля на автомобиль, проходя пешком и трясясь в жарком чреве электрического поезда. Залихватски свистнув, он подхватил меня на небольшой подмосковной станции; я притулился в углу и открыл книгу, но вскоре закрыл ее – пестрой чередой шли коробейники и каждый был слегка уподоблен своему товару. Набор их был удивителен: тощая леди «парео, платочки, готовимся к пляжу» сменялась мужиковатыми вениками-мочалками (слушая их выступление, я вообразил торговую марку «Банный лист», но, пока мысленно набрасывал конспект концепции, адресата смыло толпой); далее с пузом и подтяжками следовала «Уборная сила» (какая-то присадка к неаппетитной стороне бытия), к ее круглой голове был приделан микрофончик как у космонавта, а в рюкзаке прятался динамик; далее шелестела какая-то спортивная одежда; потом вдруг украшенный усами выплыл господин с военной выправкой; «Омар Хайям для любителей изящной поэзии востока», - сказал он и точно начал декламировать Хайяма, поглядывая почему-то на меня; потом, делая театральные паузы и как-то прядая головой, прибег к последнему аргументу: «в переводах Константина Бальмонта», - я отвел взгляд. «Золотая библиотека любителей поэзии», - продолжал он дрожащим голосом, удаляясь, - «есть Юлия Друнина, Николай Рубцов», - почти пропел он, эффектно подчеркивая плясовую составляющую ритма – и скрылся за раздвижными дверями. Ближе к Москве брала верх практичность: низменные чувства, сиюминутные удовольствия. Потекли дамы с кошельками и косметичками, мороженщица с тележкой, какие-то газированные юноши… приближаясь к конечной, голос дикторши (ужели это получилось случайно?) приобретал все более отчетливые московские черты – последнее объявление «кааанечная, яраславский вааакзааал» она тянула почти карикатурно. Странным показалось бы будущему археологу то существо, - думал я, медленно бредя в толпе по перрону, - которое он реконструировал бы, исходя из поездного ассортимента. Обвешанный кошельками и косметичками, закутанный в парео, беспрерывно жрущий мороженое свежевымытый читатель Хайяма – можно ли вообразить себе портрет, более далекий от реальности? И если так недейственны классические методы, что можно говорить о… но увесистый толчок случайным чемоданом в спину прервал мою задумчивость.
Tags: Уединенный Пошехонец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →