lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

К БИОГРАФИИ АРИЯ ЛАНЭ

      Пунктирный визитер хроники литературной жизни 1920-х годов, Арий Рафаилович Ланэ обсуждался здесь в качестве соавтора Веры Клюевой – и в связи с ее жизнеописанием. Чрезвычайно скудный набор биографических сведений (большая часть которых касается его спорадического участия в казанских поэтических вечерах) и библиографических записей (3, 8333 книги – ибо одна выпущена дуэтом, а другая в составе трио – плюс три сольных) был дополнен тщанием высокочтимого labas. Тогда же я, отзываясь на живой интерес высокочтимых trepang и molodiakov, пообещал напечатать его автобиографию, что ныне и исполняю. Итак:

      «Арий Рафаилович Ланэ

      Родился в 1894 г. Окончил гимназию в г. Смоленске. Учился в Варшавском Университете и в институте Вост. Языков.
      Писать стихи начал с 16-ти лет, в детских журналах и провинциальных газетах. Первые стихи в прозе были помещены в журнале Шебуева – «Весна». Жил: в Польше, Сибири, Кавказе, Крыму, Корее, Японии, Китае, Филиппинах. Был: делопроизводителем, начальником отдела, товароведом, научным работником, корреспондентом газет, хроникером, агентом.
      Печатался с перерывами в разных журналах, как то: «Рассвет», «Журнал для всех», «Молодая Русь» и сборниках «Красочные пятна» и «Тараном слов».
      Книги стихов изданы:
      1. «Революция революций» - (стихо-секунды) Москва Казань Союз Поэтов 1920
      2. «Века в минутах» - (стихи) Москва Казань Союз Поэтов 1921
      3. «Червонцы» - Москва. «Витрина поэтов». 1922 г.
      Кроме того участвовал в сборниках «Красочные пятна» и «Тараном слов». В настоящее время подготовлена к печати книга стихов «Разговор Труб»»

      (РГАЛИ. Ф. 341. Оп. 1. Ед. хр. 277. Л. 8; последний абзац зачеркнут).

      Сведения о дебюте в «Весне» позволяют подтвердить замеченную мною ранее омонимию, ибо в шебуевском журнале он печатался под именем «Абрам Лане»: миниатюры «Счастье» (№ 21. С. 3), «Папа и мама» (№ 30. С. 5), «Жизненное» и «Я люблю писать о чем-нибудь...» (оба с посвящением милой Эде; 1914. № 3. С. 104); кроме того, ему адресовано немало посланий в «Почтовом ящике» журнала – в основном с уведомлением о непринятии рукописей. Следовательно, стихотворение в альбоме Н. Минаева (РГАЛИ. Ф. 1336. Оп. 1. Ед. хр. 36), подписанное «Абрам Лане» принадлежит ему же – что нисколько не приближает нас к разгадке его личности.
      Никакого «Разговора труб», насколько мне известно, так и не вышло. Равным образом ничего не известно ни об обстоятельствах его путешествий с небанальными маршрутами (в стихах была запечатлена лишь Япония), ни о его судьбе после начала 1920-х годов. Единственная, хотя и весомая весточка от него – Ланэ А. Р. числится в московском телефонном справочнике 1937 года (ул. Октябрьская, д. 36). Пикантности этому добавляют два обстоятельства: во-первых, ни в одном из известных мне предшествующих выпусков его нет (порой возникает только его брат Ю. Р., редактор газеты «Голос Текстилей», живший по тому же адресу), а во-вторых – согласно изданию 1937 года ему принадлежит аж два номера телефона – ситуация в принципе встречающаяся, но довольно редко. В общем, что-то мне подсказывает, что мы еще услышим об этом человеке. Пока же – несколько стихотворений.
      Нет, еще минутку. Гонимый ложными представлениями о научной добросовестности, я все-таки влез на сложную столярную конструкцию (немного напоминающую случайное воплощение татлинских черновых фантазий) и дотянулся до самой высокой полки с любовно собранными, но редко используемыми справочниками квартирных телефонов 1960-х годов. И что же? На той же ул. Октябрьская в том же д. 36 по состоянию на 1960 год зарегистрирован(а) «Лане А. Ф.». Жена или опечатка? А теперь все-таки стихи.

<1>

АЗИАТСКИМ БАЗАРОМ

Люблю бродить азиатским базаром,
Торгуясь, ругаться с кургузым татарином,
Глазами покупать почти что даром,
Бросать «косыс» над готовым жареным.

Слушать отрывки непонятной речи,
В золоте браслета рассматривать нитки,
Усталой скорбью ненужных встреч
Улавливать жизнь на рваных пожитках.

Языками иссохшей грязной подошвы
В заплеванной площади чувствовать радость,
Отыскивать в старой истасканной прошве
Скошенность дней отмирающих к ряду.

Знать, что жизнь, - вечная плаха, -
Правит умом, как ветер стеблями,
Отдаться солнцу, в крылатом взмахе,
Поверить людям, бросая рублями.

12 февраля 1921

<2>

О, засмейтесь, засмейтесь так нежно,
Тайне ночи пришел конец,
Умирает зима, чернеюще-снежно,
Каплями пота на моем коне.

А вчера у старой избушки гадала
На ладонях рубцами проезженных троп,
А сегодня, размокшей дорогой, удалый,
Проскакал навстречу весне в галоп.

У гадалки глаза, как уснувшее озеро,
А сама она, тополь отточенный лезвием.
Да, к тебе навсегда кровяною занозой
Припадаю усталый, гадалка – поэзия.

Как ладони рабочего или дряхлой старухи,
Проплывают Россией тысячи рек,
Так узнают по радио шелестом слухов,
Что сгорю я распятый тобой на костре.

5 марта 1921

<3>

Вот опять зазвонили усталые колокола к вечерне.
С ношею годов мать моя черною тенью
Господу поведает, как много в мире терний.
И в слезах свечей будет пахнуть тленьем.

Перекрестится у амвона, сутулясь, усталая в мыслях,
Поставит свечку за меня и за второго брата.
Крестом осенясь: сотню поклонов отчислит,
«Господи: да будет твое имя свято»!

А мне, что там! взрывать слепоту динамитом,
Чтоб солнце на разрушенном месте лизало.
Огневыми лучами вечность была бы испита,
Ожидать курьерского у мирового вокзала.

Вот опять зазвонили усталые колокола к вечерне.
С ношею годов мать моя черною тенью
Господу поведает, как много в мире терний.
И в слезах свечей будет пахнуть тленьем.

13 марта 1921

<4>

ТОСКА

Я только человек. Кто пойдет со мною завтра
Брать у мыслей последние зигзаги?
У меня, как у Бога, непризнанного автора,
Есть и друзья и враги.

      В черную тройку тоски запрягу свои мысли,
      Голод сядет возницей над оскалом ночей.
      И помчимся туда, где, алея кроваво, нависли
      Дни красавицы Смерти в переливах звончей.

И время-машина, гигант человечьих усилий,
Хохоча, подбоченясь, накроет тяжелою лапой.
Это будет конец, торжество неизбежных насилий.
И захлопнув, закроет последней отдушины клапан.

      Я только человек. Кто пойдет со мною завтра
      Брать у мыслей последние зигзаги?
      У меня, как у Бога, непризнанного автора,
      Есть и друзья и враги.

10 ноября 1920


<5>

УТРЕННЯЯ МОЛИТВА

      Боги расставлены на маленьком ящике,
      В бронзовой оправе смотрят лукаво.
      За окном проходит почтальон в плащике,
      Солнце бросает отблеск кроваво.

Сжавши ладони, наклонивши голову,
Молится девушка на желтых цыновках;
Бьет где-то барабан оловом,
Солдату соседка кивает головкой.

      Девушка молится, смешная и строгая,
      Верит болванчикам с косыми глазами,
      Сжавши ладони, целует, не трогая,
      Трепетно бога омывши слезами.

Потом подымается, идет по лестнице,
Открывает двери, впуская солнце.
Блики ласкают, поют наперснице
О нежном счастьи в створках оконца.

24 марта 1920 г.

(№ 1 – 3 - Ланэ А. Червонцы. <Казань>. 1922; № 4 - Ланэ А. Века в минутах. <Казань>. 1921; № 5 – Красочные пятна. Арий Ланэ. Бисер Японии. Вера Клюева. Акварели. <Казань>. 1920)
Tags: Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments