lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

К РАСКРЫТИЮ ОДНОГО ПСЕВДОНИМА

     В 1913 году в Санкт-Петербурге был издан небольшой поэтический сборник: А. И. В-ий. Стихотворения. СПб. Типография т-ва «Общественная польза». 1913. Книга довольно редкая, о чем косвенно свидетельствует то, что до настоящего момента она мне не попадалась ни разу. Некоторое время назад я при посредстве высокочтимого mikl53 купил экземпляр этого сборника, украшенный инскриптом автора; на обложке же синим карандашом было размашисто написано: «Александр Ильдефонсович Вержбицкий».

     Естественно было предположить, что эти анкетные данные суть расшифровка псевдонима, но такая гипотеза нуждалась в доказательствах. Казалось бы, человек со столь незаурядным отчеством по умолчанию должен оказаться счастливым клиентом поисковых систем, но не тут-то было – выяснилось, что, хотя мир состоит из Ильдефонсовичей, искомого среди них не нашлось. Зато оказалось небесполезным обращение к адресным книгам: с 1904 года наш герой появляется среди столичных жителей. Первое упоминание о нем ограничивается пометой «практикующий врач»; дальнейшие фиксируют восхождение по карьерной лестнице и погружение в общественную работу: «Пажеский Е. И. В. корпус; Лечебница ремесленного общества; Убежище общества защиты детей от жестокого обращения» (1907); «Дирекция Императорских театров» (1909); «Секретарь отдела борьбы с алкоголизмом женщин и детей» (1911); «Товарищ председателя Всероссийского трудового союза христиан-трезвенников» (1913)… титулы не меняются, а аккумулируются.
     Выявленной профессии нашего претендента находится соответствие в тексте самой книги: она открывается серией медицинских зарисовок («Амбулаторный прием», «На холере», «Препаровочный зал», «Ночное дежурство»), сочетающих легкий врачебный цинизм с известной поэтической лихостью:

     Ассистент посмотрел,
     Покачал головой:
     Не нашел интересного в нем,
     И сказал старику:
     «Не могу я тебя,
     Не могу записать на прием».

     Любой, кому случается реконструировать биографии малоизвестных лиц последних двух веков, ликует, выяснив, что его герой – врач: волею судеб (мы давным-давно беседовали об этом по поводу Гедройц) медицинских биографических справочников составлялось больше, чем, кажется, любых других. В нашем случае «Российский медицинский список» за 1900-й год существенно пополняет данные «Всего Петербурга»: «Вержбицкий Ал-др Ильдефонс. 70 Л 94 к. а. Мл. вр. воен. лаз. Скерневицы, Варш.». Этот буквенно-цифровой шифр нуждается в краткой расшифровке: 70 – это «1870», год рождения; «Л» - лекарь; 94 – год окончания учебного заведения; к.а. – коллежский асессор, остальное понятно. Последующие тома списка лишь повторяют то, что мы уже знаем из адресных книг.
     Зато много новых сведений приносят библиотечные каталоги. Дебютировав в 1898 году кратким очерком «Лечение перелоя по методу Janet» (отдельный оттиск из журнала «Врач») и напечатав в 1902 году реферат свой сильфидологической диссертации, Вержбицкий практически полностью сконцентрировался на теме алкоголизма и борьбы с ним. Изрядная череда брошюр с названиями типа «Как надо бороться с пьянством», «Мои беседы с народом о пьянстве», «Спиртные напитки – яд для души и тела» и «Об участии школы в борьбе с алкоголизмом» вдруг прерывается неожиданной жертвой музам: в 1916 году в Риге выходит сборник стихов «Мои песни» с подзаголовком «Книжка вторая». Таким образом постулируется наличие «книжки первой», каковой, без сомнения, нужно считать разбираемое ныне издание.
     О дальнейшей судьбе автора можно догадываться лишь по косвенным данным: по всей вероятности, к середине 1910-х годов он совершил европейское путешествие – часть стихотворений снабжены пометами «Венеция. 1913», «Мариенбад. 1913»; некоторые означены Галицией 1915 года: судя по всему, Вержбицкий был призван; вероятно – в качестве военного лекаря. Последний раз в петербургской адресной книге он значится в 1917-м году, будучи врачом Императорских театров (удивительно, кстати, как человек на такой существенной должности в мемуарно активной среде не вызвал никаких письменных упоминаний о факте своего бытия). Хронологически последнее свидетельство о нем содержится в печатной эфемериде «К пятилетию декрета о ликвидации неграмотности» (Архангельск. 1924) – именем нашего героя подписан очерк «Суд над самогонщицей Марией Анохиной, неграмотной бабой крестьянкой» - как видно, бурные события этих лет не помешали ему остаться верным себе.
     Среди стихотворений, составивших его две книги, известный интерес представляют травелоги – и из-за выбора топонимов (Венеция, Интерлакен, Люцерн), и просто как незамысловатый памятник чувствам, ведомым каждому путешественнику.

ПРОЩАНИЕ С ШВЕЙЦАРИЕЙ

Какие дивные картины,
     Какая чудная краса:
Озера, горы, котловины
     И голубые небеса.
Потоки вод со скал несутся,
     Их обрамляет старый лес,
Там наверху стада пасутся
     Под кровом ласковым небес.
Внизу плоды на ветках зреют,
     Купаясь в солнечных лучах,
И вновь покосы зеленеют
     На прежде убранных лугах.
Веленью разума послушный,
     Холодный к чарам красоты,
Несется поезд равнодушный,
     Презрев поэзию мечты.
И крикнуть хочется невольно:
     «Постой, свой бег останови,
Дай подышать, здесь так привольно,
     Так все готово для любви!».

Таким образом, в гипотетическое исправленное и дополненное издание «Словаря псевдонимов» предстоит добавить строчку:

А. В-ий – Вержбицкий Александр Ильдефонсович (1870 - после 1924) – врач, поэт.

Tags: Российская вивлиофика, Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments