lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

Еще об авторе "Бактериады"

     Замечательное продолжение получилось у истории про Любовь Михайловну Горовиц-Власову и ее поэму «Бактериада»: мне написала внучка Л.М., у которой хранится ее архив, включающий среди прочего несколько сотен стихотворений, никогда не бывших в печати. (Это не первый случай, когда вдруг находятся потомки поэтов, о которых я писал, но чувство, посещающее всякий раз в этот момент, трудноописуемо: барьер между бумажным и живым миром вдруг истончается до размеров мнимого.) Благодаря этому счастливому обстоятельству мы можем добавить к небольшому корпусу ее известных стихов еще несколько текстов, а к ее литературной биографии один выразительный штрих – оказывается, именно Горовиц-Власова была переводчиком первого русского издания романа Гюисманса «Там, внизу» (СПб. 1907), одного из важнейших объектов французского литературного экспорта рубежа веков. Печатаемые ниже стихи относятся к разным периодам почти полувековой литературной работы Л.М. и представляют многие стороны ее таланта – от полудетских сентиментальных опытов до изящных образцов стихотворных посланий последних предвоенных лет. Все тексты печатаются по автографам из собрания Л. А. Петровой.
     К фотографиям: 1. Около 1890 года с сестрой и братом (Л. М. – слева); 2. 1895; 3. С сыном Андреем (1909).
     P.S. Да, я не забыл про полный текст «Бактериады» - скоро будет.

1. 2. 3.

<1>

Весенняя ночь

Лучи заката догорая,
Земле последний шлют привет.
И за горою замирая,
Всему дают пурпурный свет.
Вот солнце скрылось за горою
И ночь, прекрасна и тепла,
Блистая чудною красою,
Дня место тихо заняла.
Покрыты свежею росою,
Трепещут листья, и одни
Лишь птички дружною толпою
Поют свой чудный гимн весны.
И звезды, будто неба очи,
Глядят с лазурной вышины,
И для картины чудной ночи
Не достает одной луны.
Но вот из-за горы высокой
Царица ночи выплыла,
И озарилася далеко
Ее сияньем ночи мгла.

Умолкли птиц ночные хоры,
Не слышно шепота листов
Озарены луною горы
Стоят почти до облаков.
И серебристое сиянье
Несет вокруг себя луна…
Везде глубокое молчанье
Весенней ночи тишина.
За лесом где-то недалеко
Вдруг звуки арфы раздались
И, полны прелести глубокой,
Над лесом тихо пронеслись…
<1889>



<2>


Война
1914г.
Кровавое безумие обуяло
Несчастный мир… Мы вновь обречены
Перед собой узреть без покрывала
Ужасный лик Войны.
Опять стоит пред нами грозный призрак
Горячей кровью ярко обагрен,
И Смерти Дух витает, страшно близко
И слышен похоронный звон…
Опять, опять! К чему ж Творенья Гений
Дал человеку образ твой
К чему труды несчастных поколений
Для общей цели мировой.
К чему культура, знание, искусство,
И мироздания святая красота,
К чему любви божественные чувства
И светлое учение Христа, -
Когда слепая сила разрушенья
Живет, как встарь, в груди людской,
И люди жаждут кровью опьяненья
Как зверь в глуши лесной,
И лишь в страданьях крови реку
Испоит смерть из края в край…
Кто ж бросит возглас человеку –
«Остановись! Не убивай!...
Жизнь человека так священна,
И все равно обречены
Добычей смерти стать и плена…
Долой безумие войны!


<3>


БАКТЕРИОЛОГИЧЕСКАЯ ШУТКА

Как-то раз между толпою
Разных сложных тел
И бактерией одною
Сильный спор вскипел.
Берегись, сказал бациллам
Старый аммиак,
Вам бороться не по силам,
Ибо знает всяк,
Как мы опытом богаты
При оценке вод...
Я, нитриты и нитраты,
Хлор и кислород –
Вот единственный критерий
Чистоты воды.
Вы же, сонмища бактерий,
Вы то чем горды?
Посмотрите, понапрасну
Шум подняв и звон,
В край далекий и прекрасный
Скрылся вибрион
Вот бациллы злые тифа!
Что за польза в них.
Если это – труд Сизифа
Обнаружить их.
В самомнении жестоком
Химию тесня
Нет! не палочкам и коккам
Побороть меня!
- «Не хвались еще заране,
Мой любезный друг»,
Услыхав сие воззванье
Coli молвил вдруг.
«Там, где весь анализ даже
Немощен совсем,
Я один стою на страже,
Я вещаю всем –
Здесь опасность от фекалий,
Там возможный вред...
Сколько раз мы избавляли
От грядущих бед.
Сколько раз я, скромный Coli,
Видя, что озон
Оплошал в заглавной роли
Поднимал трезвон
И тотчас без замедленья
Зло спешил пресечь –
Были ль в башнях упущенья
Или в трубах течь.
Фильтры плохо ли промыты,
Подгулял мотор...
Что нитраты и нитриты,
Аммиак и хлор?
Весь химический анализ
В этом не судья –
С ним погоды б дожидались
У воды сидя».
Тайно метод был почтенный
Речью той смущен
И, оставив тон надменный,
Мирно молвил он:
«Правда я погорячился
На своем пути
Ты немало потрудился...
Лучше нам идти
Ныне об руку с тобою
По тропе своей
И хорошею водою
Одарять людей».
Оба метода в объятья
Бросились потом –
Вот и все, что рассказать я
Вам могу о том.

1911

<4>

Я смерти не боюсь…

21.10.1935г.
Я смерти не боюсь…Назначенное время,
Что было мне отмерено судьбой,
Я отдала Науке… Не как бремя
Всю жизнь несла я труд любимый свой…
Я находила в нем в страдании отраду,
Забвение печали, горя, зла,
И в нем самом я видела награду
За то, что я трудом своим дала.
Я смерти не боюсь… Я прожила правдиво
И смело всем могла в глаза смотреть.
Мой путь был прям. Не ведала извивов
Моя душа… И жить и умереть
Я с детских лет вдали от лжи хотела
И правды свет в душе своей блюсти…
Уж близок час таинственный Предела.
И у конца далекого пути
Я знаю, что свое сдержала слово
И трудный путь недаром я прошла…
Я смерти не боюсь… Я умереть готова
И умереть хотела б как жила!


<5>

Сыну
1934г
Пишу я из Москвы, Андрей,
Не дожидаясь возвращенья,
Чтоб мог ты получить скорей
Очередные наставленья.
Я вижу ты не невзначай,
Не в шутку оседлал Пегаса,
Так ты уж, братец, не пеняй,
Коль наставлений будет масса.
Тебе, я вижу, без труда
Дается рифма и созвучья
(У многих рифмы иногда
В стихах притянуты за крючья)
Но рифмы, звучны или нет,
Еще не все, запомни это:
Не всякий рифмоплет поэт,
Иным далеко до поэта.
Порою рифмы не плохи,
Мелькают рифмы: роза, греза,
А все же это не стихи,
А только рубленая проза.
Без рифмы можно обойтись
(И белый стих порой чудесен!)
Но для того, чтоб вдаль и ввысь
Неслись, как птицы, звуки песен
И рокотали, как волна
Журчали, как родник кристальный
В стихах гармония нужна
Стихи должны быть музыкальны.
Порой в стихах и это есть,
Но нет живого вдохновенья:
Их можно холодно прочесть
И отложить без сожаленья.
Красивы рифмы и слова,
И строки низаны, как четки,
А вся поэзия мертва
Как очи куколки-красотки.
Чтоб слово сделалось живым
И, как живая песнь звучала,
И звуком трепетным своим
В людские души проникала
Поэту нужно напоить
Его горячей кровью сердца…
Тогда лишь можно заразить
Своею верой иноверца.
И эта кровь, дружок, заметь,
Должна быть алой и горячей
Струиться бурно и кипеть –
Нельзя поэтом быть иначе.
Поэт все шорохи земли
Умеет слышать чутким ухом
Мираж в таинственной дали
Он прозревает вещим духом
То, что незримо для других,
Он видит соколиным оком…
Поэт творит свой вольный стих
Подобно птицам и Пророкам.


<6>

Андрею
(2-я лекция о стихосложении)

Пишу тебе в стихах нарочно:
Сия «поэзии кроха»
Есть обучение «заочно
И быстро» метрике стиха.
Как видишь, ямбом начинаю,
Хотя ямбическим стихом
Нет счета, нет конца и краю,
И не напрасно Пушкин сам –
(Хоть сим размером виртуозно.
Как и другими он владел),
Порой говаривал серьезно,
Что ямб ужасно надоел.
Ритм хорея мне милей:
В нем звучит отвага.
Словно конь летит хорей,
Словно степь – бумага.
Чуть коснется земли
Звонкое копыто…
Ветер свищет… эй люли
Даль кругом открыта
Дактиля ритм величав и суров,
Мощен, прекрасен и пышен…
Ибо недаром из глуби веков,
Он нам в гекзаметрах слышен.
Дактилей пять и последний хорей
Этого сущность размера
Ритм величавый прибоя морей
Песен бессмертных Гомера.
Когда же ритмически льется рассказ
В свободном и сильном размахе –
К услугам поэтов приходит как раз
Прекрасный размер амфибрахий.
В нем слышится плавный размеренный бег,
Теченье спокойное темы.
И им то написан и «Вещий Олег»
И лучшие наши поэмы.
Для красивых легенд и старинных баллад
Я анапесту дам предпочтенье
Остальные размеры в балладах навряд
Нам такое дадут впечатленье
Поэтической тайны в нем видны черты
И вплетается нотка отваги
В нем звучит и напевная прелесть мечты
И воинственность Северной Саги
Рифмой женской зовут двусложный состав,
А мужской – всегда односложный…
Вот, пожалуй, и весь стихотворный устав
И, как видишь ты, очень несложный.
Стоп число, их размер и созвучия – вот
Из чего созидается диво…
Так и в музыке нот сочетанье дает
«Звуковые узоры» мотива…
Поэтической техники самую суть
Руководство мое излагает
Это – «посох поэта»… А самый же путь
Свет души изнутри озаряет.
Tags: Собеседник любителей российского слова
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments