lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

А. Н. Две истории

     Постоянные читатели этого журнала, быть может, помнят появлявшиеся здесь воспоминания моего давнего друга, петербургского коллекционера и торговца древностями А. Н. Благожелательные отзывы, встретившие первый опыт мемуарной прозы, побудили автора к продолжению; ниже я помещаю два очередных отрывка в этом же жанре, вышедших из-под его изящного пера. От себя добавлю, что роль Псмита - редактора «Веселых минуток» нравится мне необычайно.



1.

     Эта история – так, анекдот простенький, что называется, без морали. Небольшой объем повествования компенсирую некоторым количеством фоток. Если даже кто-то слова такого не слышал,- Арчимбольдо, то картины его видел наверняка. Портреты эти, составленные из предметов еды, знакомы, наверное, всем, много где они мелькают, люди на свои аватары их охотно ставят. В 16-м веке жил Джузеппе Арчимбольдо. Когда смотришь на его автопортрет, сразу появляется соблазн красиво написать о пронизывающем взгляде из глубины веков, раскладывающем тебя на составляющие - помидоры, баклажаны, и т.д.
     Своего "Арчимбольдо" (он на первом фото) я купил когда-то на захудалом немецком аукциончике тысяч за 10 тогда еще немецких марок. И хотя понимал прекрасно, что, если это и не копия, то максимум - подражание, выполненное на 50-100 лет позднее, питал в отношении него радужные надежды: вещь по-любому красивая, а кто там у нас разберется, когда она нарисована...
     В конце концов и продал, даже, кажется, заработал что-то, но поначалу сосватали мне в Москве профессора, светило искусствоведения, специалиста по средневековой живописи, положительный отзыв которого о картине должен был открыть ей дорогу в лучшие известные коллекции. Принял меня профессор дома, в просторной квартире, затерянной в одном из арбатских переулочков. Родственница или прислуга провела на кухню, поставила передо мной чай с печеньем. Не успел допить, как был приглашен в кабинет. Профессор, небольшого роста седоволосый пузан с каким-то добродушно-шкодным выражением лица, церемонно поклонившись, поздоровался за руку: - Ну-с, посмотрим, посмотрим... Я развернул картину и, после небольшой паузы, давая возможность профессору составить впечатление, открыл уже было рот, чтобы выдать заранее приготовленную красивую историю. Помню, что собирался наплести что-то про мифического дедушку, который, когда ходил на Гитлера в сорок пятом, нашел возможность отвлечься от ратных дел, и, гуляя по развалинам Дрезденской галереи, присмотрел себе на память этот симпатичный портретик, так и пролежавший с самой войны на антресолях, в ожидании, как говорится, высокого вердикта... (помню, что специально оделся поплоше, картину завернул в какую-то грязную наволочку, короче, подготовился как мог). Но выдать на-гора этот текст мне было не суждено, ибо профессор, уперев руки в бока и, присунув за подтяжки большие пальцы, покачался взад-вперед некоторое время, приговаривая себе под нос: - Хорошая картина, хорошая..., и вдруг, указывая на голову, спросил:
     - Вот это что по-вашему?
     - Голова мужчины, чуть растерявшись, ответил я.
     - Голова, понятно, а вот на голове у него что такое?
     - Виноград, черный, мелкий, сорт изабелла, вероятно, со снисхождением к стариковской бестолковости, но уже начиная подозревать недоброе, терпеливо объяснил я.
     - Это не виноград, юноша, это козы насрали!, - торжествуя, воскликнул профессор. Захотите посмотреть на настоящего Арчимбольдо, сходите в Лувр, рекомендую. Да не расстраивайтесь вы так, - куражился старый стебок уже в прихожей, провожая меня, хорошая картина, продадите дураку какому-нибудь, а будет еще что-нибудь забавное, приносите, полюбуемся, не забывайте старика...



2.

     Эту историю привожу, как бы подготавливая будущих читателей своего жж к тому, что писать собираюсь не только на главную тему, но также обо всем, что мне кажется интересным. Стихи и книги, это, конечно, здорово, но, как ни крути, это еще не вся наша жизнь. Единственное, что готов пообещать, постараюсь писать обо всем ярко и весело. Коль скоро не содержат особой морали мои истории, пусть хотя бы оправдывают известный тезис насчет того, что жизнь – лучший творец сюжетов (подобно тому, как Чайковский и Моцарт – великие творцы мелодий, а остальные, считается, уже поскромнее себя в этом смысле проявляли). Тут сразу вспоминается:

     ...Жизнь летит как на приз, как с горы ошалелые сани,
     Дышит бешеным ветром, качается злой бузиной,
     Ты такой не найдешь ни в каком авантюрном романе,
     Ты не встретишь такую на белых квадратах кино.

     Да, тебе обо всем, потому что и пишется реже,
     И толпятся слова лексикона немых и заик;
     И не знаю, где ты, и не слышу, и след не прослежен;
     И быть может любовь - только горькая соль побережий,
     Только злая звезда, только пыль голубой колеи.

     Красиво, даже “след не прослежен” каким-то промахом не выглядит, трудно одним четверостишием ограничиться, не удержался, дальше привел. Автора не пишу, может, кому-то будет приятно догадаться. Хотя догадаться непросто, так что, если кто-то точно знает, он тоже молодец. Впрочем, видно, что стихи – женские. Что еще? 27-м годом подписаны…
     Вообще, думаю, практически к любому утверждению можно подобрать яркую стихотворную цитату, что сразу делает его на порядок убедительнее. Например, с одной стороны:

     Безделье удлиняет дни,
     Но укорачивает годы…

     С другой:

     Кто все успел, тот зря потратил время,
     Блаженной праздности угробив божий дар…

     Кому что ближе…
     На этом, собственно, скромная уступка основной тематике этого жж заканчивается и вся дальнейшая история выходит из уже приводившейся мною мысли: ”Почему в старости прожитая жизнь представляется нам столь короткой? Потому что короче становятся сами воспоминания о ней”. Скажу без кокетства, память с годами, похоже, действительно, - слабеет…
     Гостила у меня зимой дочка, ей летом пятнадцать исполнилось, и заехали мы в гости к одному знакомому, а у него что-то типа закрытой галереи. Слышим, со второго этажа, с балкона веселый мат раздается и перед входом на улице два огромных джипа стоят. Это к нему в гости зашли двое друзей-ровесников (всем слегка за шестьдесят) – Шапка и Татарин, и спорят, у кого машина круче. Оба - уважаемые люди, но по сути, как любит выражаться один приятель – “хозяйские типажи”, среди близких знакомых "декорум" соблюдать перестают, расслабляются слегка. Мы, пока поднялись, уже конец спора застали. Текст примерно такой:
     - Да у меня внутри все в палисандре, в антилопьей коже...
     - Да говно твоя кожа. Моя, когда заводится, ревет так, что прохожие со страху срутся.
     - А я свою у продюсера Дома-2 купил, он ее год только под себя переделывал, вообще на ней не ездил.
     - Конечно, он на ней не ездил, он в ней баб трахал! Она у тебя вся в сперме, в такую приличному пацану даже сесть западло...
     В общем, тот самый случай, когда печатное слово не в силах передать красоту живой речи...
     Еще вспоминаю со слов хозяина галереи, как сидели они однажды где-то все вместе. И рассказывает Шапка, что какие-то дела замутил с цыганами в Красном Селе. А Татарин ему исключительно в качестве дружеского совета говорит: - Да тебя, дурака, там вы - - ут, в этом Красном Селе... Ну, один - барыга, другой - барыга, один сидел, другой сидел, но один - человек веселый, ему блатные понятия - по фигу, а второй этими понятиями весьма подзагружен. Так вот, веселый Татарин уже ушел давно, а Шапка все сидит в остолбенении, слова выговорить не может: "Это что... че он сказал?... меня?... да я его самого... порву нах..." В результате ни в какое село не поехал, поехал домой, лег в постель, давление поднялось, реально плохо стало человеку, жена скорую вызвала, укол сделали, выходили... Вот она - сила слова!
     Отвлекся. Ну, разрядились люди на тему машин, успокоились, Татарин стал рассказывать, как носорога в Кении подстрелил. – Повезло, говорит, всего за 30 тысяч Евро купил лицензию, а так она в десять раз больше стоит. Но директор заповедника - лучший друг, уже охотился у него там много раз. Да и носорог был "плохой", надо было его убить, каких-то туристов насмерть задавил, пару джипов перевернул... Короче, написали обоснование такой гигантской скидки, выписали Татарину лицензию, и поехали по джунглям носорога искать. Двое суток искали, все же тысячи километров, расстояния огромные. Уже хотели возвращаться, но все же нашли. Все заняли свои места, подпустили туземца с подветренной стороны, носорог почуял запах, встал и побежал. А носороги, все знают,- практически слепые, только по запахам и звукам ориентируются. Выстрелил Татарин, попал, потом на фотках видно, у носорога в боку дыра сантиметров двадцать, не меньше, как у покойного Япончика, но его это поначалу не смутило, и как помчался он на Татарина, а бегают носороги, как известно, до ста километров в час. Непонятно, что делать, спрятаться негде, открытое место, тетка, которая все это снимала на видео, уронила камеру и в обморок рухнула. Спасло чудо. Уже когда метров сорок до них оставалось, англичанин, который на другой позиции, сотни за две метров стоял, выстрелил. Не попал, но носорог развернулся на звук и побежал на англичанина. До англичанина не добежал, лег и умер, но на фото виден тормозной след при развороте - полуметровой глубины, как от камаза...
     У меня мышление, как известно,- ассоциативное, пока слушал, память свою историю про носорога откуда-то подогнала. Из меня охотник никакой, мне приплати тридцать тысяч, в живую тварь не выстрелю (хотя сейчас дела неважные, может и подумал бы...). А было это в зоопарке в Праге, он на горах расположен, там пространства огромные, даже фуникулеры ездят с уровня на уровень. Клеток как таковых, где это возможно, нет. В частности, вольер, в котором живет носорог, расположен примерно на метр ниже уровня земли. Сверху вдоль него широкий бетонный бордюр сантиметров пятьдесят высотой и на нем еще небольшая решетка, то есть, если спрыгнуть к носорогу, то начало решетки будет примерно на уровне шеи, и в принципе реальная задача, за эту решетку ухватившись, и подтянувшись на ней, оттуда выскочить. Сам носорог лежал на солнышке спиной к публике, абсолютно без движения, по спине его сновали какие-то пташки, что-то выклевывали в окаменелых складках кожи, казалось, ничто не способно пробудить его к жизни. Тут подруга моя, в поисках нужного ракурса перегнувшаяся через решетку вместе с фотокамерой, каким-то образом уронила солнцезащитные очки прямо под жопу носорогу. - Ах очки, ах, двести баксов...! Откуда там очки за двести баксов, если до меня у нее, вроде, никого и не было? Прикидываю, по всему выходит, что надо за очками лезть, никакого иного способа вызволить их не видно. При этом опасности со стороны носорога не видел абсолютно никакой. Удерживало лишь то, что представлял себе, как неспортивно буду выглядеть со стороны, карабкаясь обратно. Тем не менее, уже перенес одну ногу через решетку и концентрировался внутренне для решающего усилия. Подруга, что характерно, внешне выражая какую-то фигуру беспокойства за меня, удержать даже не пыталась, уже тогда, как я понимаю, подготовив почву для будущего расставания; – И за что же ты, такая-сякая, смерти моей хотела, мысленно обращался я к ней не раз после этого. Спас меня какой-то прохожий мужик, серьезно и веско сказавший: "Слушай, парень, не делай этого, сходи-ка лучше в ресэпшен..." Такой вариант мне почему-то в голову не приходил, и я с облегчением послушавшись разумного человека, побежал в сторону дирекции. До закрытия зоопарка оставалось минут двадцать, сотрудники уже собирались домой, но к визиту моему отнеслись со вниманием, вызвали кого-то по рации. Подошел чех, специалист по контактам с животным населением, высокий жилистый мужик лет тридцати пяти, в футболке, джинсах. Внимательно выслушал доклад о ситуации, затем погрозил мне пальцем (я, когда рассказывал, как бы извинялся за беспокойство, мол и сам бы мог слазить, но не хотел правила нарушать) и глубокомысленно произнес по чешски: "Носорожец - то йе главны фраер...". Подумал еще немного, и, приглашающе махнув мне рукой, решительно зашагал к вольеру с носорогом. Там за время моего отсутствия не изменилось абсолютно ничего. Быстро изучив диспозицию, чех перелез через решетку, и присев с другой ее стороны на бордюр, что есть силы нанес несколько ударов каблуком ботинка сверху вниз по носорожьей попе. Ударе на шестом-седьмом, носорог нехотя поднялся, не оборачиваясь, нехотя сделал пару шагов вперед и опять улегся в той же позе. Чех выждал еще минуты две-три, и наконец, я точно помню, перекрестившись, пружинисто спрыгнул вниз. Подхватив очки, уже разворачиваясь назад, одним движением сунул их в нагрудный карман футболки, и так же грациозно, по-кошачьи, выпрыгнув вверх и подтянувшись на прутьях решетки, уже через пару секунд был на другой стороне. В это же самое время носорог, выпрыгнув вверх из положения лежа, развернулся в воздухе на 180' и прободал своим страшным рогом ту точку пространства, где за мгновение до этого находился чех. - Ваши очки, сэр, донесся до меня его голос, выводя из ступора. Я рассыпался в благодарностях, на автомате выудил из кармана двадцатидолларовую бумажку, кланяясь, вручил ее мужику. Думаю, спрыгни я тогда вниз, шансов остаться в живых просто не было... Получается, эта тварь только прикидывалась спящей, а сама, затаившись, лежала как в засаде, типа охотилась...
     Вспоминаю знакомого коллекционера граммофонов, по совместительству известного дрессировщика медведей. Он уже давно на пенсии, но любой задушевный разговор с ним почти неизбежно выруливает на тему бывшей профессии, потаенное, медвежье – начинает выходить из него: ”…медведь – самое опасное животное на земле… бугримовы-филатовы это все б- - -и, советские выкормыши… не существует гуманной дрессуры, понял, парень?!...” Последняя фраза даже стала в некотором роде крылатой. Один общий с ним знакомый, выговаривая что-нибудь строптивой супруге, на ее резонный вопрос: - А, почему это ты, собственно, на меня кричишь?, неизменно отвечает сквозь зубы: - Потому что не существует гуманной дрессуры, ставя тем самым точку в дискуссии. Не смея вслух возражать уважаемому человеку, про себя отмечаю, что насчет самого опасного животного мог бы поспорить…
     Возвращаюсь в галерею. Ну, имела эта моя история успех, посидели еще немного, выпили чаю, вышли на улицу. Вижу, ребенок загрустил, идет молча. - В чем дело, Надя? - спрашиваю. Надя смотрит на меня с этакой презрительной жалостью: - Какой же ты врун, папа... - В чем дело? - Четыре года назад там-то и там-то ты эту историю уже рассказывал. Только фотоаппарат у тебя за это время превратился в очки, горилла в носорога, и не 50, а 20 долларов ты дал мужику... Ничего похожего не помню, но не сомневаюсь, что так оно все и было, память у ребенка, действительно, прекрасная, примерно, как у меня в ее возрасте была. Лепечу что-то про право на домысел, которое якобы имеет любой рассказчик, но в общем понимаю, что оправдываться нечем. День испорчен, да что там день, реально упал я в глазах ребенка... Так и пришли домой, оба грустные. Вдруг как взорвалось во мне что-то. Ну не такой же я врун в самом деле, откуда-то я должен был взять этого носорога! Бросился к шкафу, рванул на себя ящик с какими-то старыми бумажками, вывалил все на пол. Ребенок в угол забился, дрожит в страхе. Вот он, телефон подруги, которая у меня в этом рассказе фигурирует. Она уже давно в Москве, детей нарожала, несколько лет назад звонила, с днем рождения поздравляла, оттуда и телефон. Включаю громкую связь, звоню. Гудки, наконец знакомый голос: - Алло. - Привет, слушай, очень важно, был такой случай или нет? - Конечно был, в Праге, в девяносто восьмом году, у меня даже фото есть... - Спасибо, больше вопросов не имею, такое облегчение наступило, даже выругался торжествующе. И ребенок смотрит на меня счастливо, в глазах слезы, обнимаемся: - Так ты не врун, папочка... - Конечно нет, Наденька, я самый честный человек на свете! И тут же на одном дыхании вдруг вспоминаю гориллу, фотоаппарат, пятьдесят долларов. Произошло это в другое время и в другой компании, хотя, по стечению обстоятельств, в той же Праге. Но это, как любят выражаться профессиональные вруны-писатели, уже совсем иная история...
Tags: И то и сио
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →