lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

Стихи Бориса Зубакина

     Позавчера в двух разных областях френдленты дважды (тут и там) заходил разговор о Борисе Михайловиче Зубакине (1894 - 1938) – мистике, масоне, розенкрейцере, каббалисте, анархисте, профессоре-археологе и поэте-импровизаторе. Человек выразительной внешности («черный, шустрый, красивый, с черными волосами до плеч, перетянутый черным кожаным ремешком»; «приятное русское лицо, большой аристократический нос»), исключительной учености («знания его прямо безграничны», - писал о нем Эйзенштейн) и трагической судьбы (аресты, ссылка, расстрел), Зубакин не так давно стал героем полноценной монографии: честь, редкая для наших дней. Между тем, стихов его в сети немного. Вот первый шаг к исправлению этого недосмотра. Все стихотворения печатаются по книге: Зубакин Борис. Медведь на бульваре. <М>. MCMXXIX.



<1>

Еще не встал у брега мир,
Еще плывут панелей – мимо
Все те же тени-пилигримы
Из тех же стареньких квартир: -

     Извозчик – сгорбленный кнутом,
     Разносчик – яблочный глашатай,
     Старуха бархатной заплатой –
     Пиит – чернильничным лицом; -

Еще бушует у пивной,
Как двадцать лет назад, как сорок, -
Бродяга с хлябиной опорок, -
Такой знакомый всем – и свой, -

     Но Мир – он – тронулся уже! –
     Не слышно под ногой – панели
     Плывут, как лед, к далекой цели, -
     И свет – на каждом этаже!

И в этот час, когда еще –
Ни день, ни ночь, - я дом покинул
И петь – счастливый жребий вынул,
Поднявши лиру на плечо.

                    1926

<2>

Вы пьете пиво – и поете,
Качаясь ночью у пивной.
Куда спешить? На повороте –
Подстерегает легковой.

     И милицейский с перекрестка –
     Недремный лоцман мостовой, -
     Стоит у жалкого киоска
     С дешевой содовой водой.

А я иду ночной прохожий
И стыдно мне, что в этот час –
Вина пьянительного тоже –
Я в сердце емком не припас, -

     Чтоб падать в лужи на карачки,
     На миг блаженство разделя, -
     Солнцеворотной этой качки –
     С какой вращается земля!

                    1927 г.

<3>

Мне ребра обтянули нити –
Ветвей и снежных проводов.
Мой мозг – кипучая обитель
В нее спешащих голосов.
В глазах ресницами повтóрит
Мой взгляд свой царственный улов:
И строй лесов, и мачты моря,
И небоскребы городов.
Еще дано мне: - знать и ведать
И содрогаться каждый миг
Живым паденьем иль победой
Того, кто на земле возник.
Вы ждете «вечности», быть может,
Взирая робко на гроба,
Но кто бессмертье мне умножит
У Прометеева столба?
Какая ж власть, какая сила,
Прибавив горсточку веков
Изменит замыслы Эсхиллов
Пред ликом суетных богов?

<4 - 6>

АКВАРИУМ

                    Ольге Ильинской

I.

В квадратах тусклого стекла –
Лежат спокойные тритоны.
Над ними тихий свет зеленый,
Над ними вечность протекла.

     И рада Девочка – игре –
     И в свой аквариум домашний,
     Она крошит – сухарь вчерашний,
     Хоть мало проку в сухаре.

Зато на дне лежит песок –
И пара раковин точеных,
Как и в заливах золоченых,
Где дышит вольный ветерок.

     И я, прижав глаза к стеклу,
     Смотрю на этот мир искусный –
     С водою пресной и невкусной –
     С покорной… - гадиной в углу.

И вижу: комнату свою –
И за стеклом оконным кто-то, -
Следит с веселою заботой,
Как я – тоскую и пою.

II.

Тритоны дышут апатично,
Головки плоские подняв
И загребает хвост привычный
Среди искусственности трав.

     У этой тихости природы –
     Я тихой мудрости учусь –
     И не ищу иной свободы,
     Чем путь, известный наизусть: -

Два – влево, три движенья – вправо –
А там приляжешь на песок. –
И видишь с водяной оправой –
Вверху дыханья пузырек.

     Как жемчуг нижется дыханье –
     Вдоль стен аквариума – в ряд, -
     Дохнут стихи, - всплывут сказанья –
     Но мертвен наш тритоний взгляд.

III.

Склонилась Девочка к воде –
Колеблет воду шаловливо, -
А под водой тритон пугливый
Уюта не найдет нигде.

     Потомок ящуров <так> былых –
     Он – бьется о стекло натужась!..
     Так и меня волнует стих,
     Напомня первобытный ужас.

<7>

НОЧЬ

                    Владимиру Синицыну

Оставьте путнику ночному –
Хоть освещенное окно!
Иду один от дома к дому –
Где спать хозяевам дано.

     И прячет ночь – в тупом усердьи –
     Домов гранитные лари.
     А впереди высокой жердью –
     Фонарщик гасит фонари.

Спешу за ним – и задыхаюсь.
Его догнать не суждено: -
Почти рукой его касаюсь, -
Но опоздал – и вновь темно!

     И сердце вновь – к родному дому
     Идти во тьме обречено: -
     Оставьте путнику ночному
     Хоть освещенное окно.



     (Синицын Владимир Андреевич (1893 – 1930) – актер Художественного театра, масон, член ложи, возглавлявшейся Зубакиным; Ильинская Ольга – возможно, дочь жены Зубакина (до 1933 г.), Елены Сергеевны Ильинской (1905 – 1955)).
Tags: Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments