lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

СЕВЕРНАЯ ССЫЛКА РЕМИЗОВА: УТОЧНЕНИЕ НЮАНСОВ: Часть 1

     Один из путеводителей по Вологодской губернии середины 1910-х годов начинается нехарактерным для эпохи вступлением:

      «Прежде чем начать свое повествование, я попрошу вас, дорогой читатель, вообразить себя путешествующим на аэроплане. Чудная панорама открывается нашим взорам: под нами равнина, покрытая темно-зеленым ковром хвойных лесов и изрезанная широкими лентами рек.
     На юге и западе леса еще редки, здесь они тянутся громадными, но отдельными волоками, между которыми зеленеют обширные, засеянные рожью, ячменем и овсом поля, с утопающими в них селениями, белыми богатыми храмами и часовнями» 1 .

     Скорости были небольшие, а расстояния были и остались огромными: воображаемый аэроплан медленно снижается на протяжении десятка страниц, пока не оказывается близ цели своего путешествия – главного города самого обширного, отдаленного и малонаселенного уезда губернии:

      «Усть-Сысольск, столица «Зырляндии»2 , является обыкновенным уездным городком, нелепо растянувшимся на протяжении чуть ли не десяти верст. Сам по себе он не велик, но привычка зырян строиться «просторно» сделала из него довольно большой город; в самом центре Усть-Сысольска встречаются пустыри и площади, на которых пасется скот, и едва ли не косят сено. В Усть-Сысольске два собора, две церкви, несколько каменных строений, мужская и женская гимназии, духовное училище. Вообще он городок, в сравнении с другими городками нашего севера, довольно благоустроенный» 3 .

     Первым читателям этих строк требовалось умственное усилие, чтобы мысленно сопутствовать автору в пространстве; нам же нужно переместиться еще и во времени. Наша цель – вечер 12 октября 1900 года; в одном из присутственных зданий – локальный переполох, вызванный прозаичнейшей из причин: пришла почта. В принципе, ничего необычного: в городе 4 463 жителя4 , существенная часть которых состоит в сношениях с внешним миром; почта ходит исправно, причем двумя путями – летом пять дней в неделю на пароходе из губернского центра, зимой – на лошадях от станций Котлас и Мураши Пермской ж.д. 5 . Немного смущает содержимое одной из посылок – носильные вещи, обувь, - ничего особенного, но среди прочего – довольно много книг, в том числе на иностранных языках. Но главное обстоятельство заключалось в личности корреспондентов: отправителем числился Чернов (явно не Виктор Михайлович, но фамилия эта уже была на слуху), а получателем – незадолго до этого сосланный в Устьсысольск политический преступник Алексей Михайлович Ремизов. Служебная инструкция и гражданский долг единогласно взывали к решительным действиям. Собрались, пошли. Дальше – слово документу:

Его Превосходительству
Господину Вологодскому Губернатору
Устьсысольского Уездного Исправника

Рапорт

     В дополнение к телеграмме от 10 сего Октября, имею честь представить при сем Вашему Превосходительству копию с протокола об осмотре двух посылок, полученных состоящим под гласным надзором полиции в гор. Устьсысольске личным почетным гражданином Алексеем Михайловым Ремизовым, составленную командированными мною для этой цели помощником Исправника Ванеевым и копию с моего постановления.
     Уездный Исправник Сарохтин

№ 143
14 Октября 1900 года

     1900 года Октября 12 дня. В городе Устьсысольске, в квартире состоящего под надзором полиции, Ремизова, Помощник Устьсысольского уездного Исправника Ванеев, совместно с Полицейским надзирателем г. Устьсысольска Бумок, в присутствии хозяина квартиры г. Ремизова и понятых – Коллежского секретаря Боброва и мещанина Михаила Никитина – производили осмотр двух посылок, полученных им от состоящего под надзором полиции в г. Вологде Чернова и оказалось: при раскупоривании посылок между присланных: одежды, обуви, канцелярского прибора, цензурных книг и журналов – найдены книги на иностранных языках: Friedrich Nietzsche. Die Geburt der Tragödie / Происхождение трагедии / 2 Friedrich Nietzsche. Jenseits von Gut und Böse / По ту сторону добра и зла / 3. Кант. Kritik der reinen Vernunft / Критика чистого разума / 4. Schopenhauer. Die Welt als Wille und Vorstellung / Мир как воля и представление / 5. William Shakespeare Vol 40= Measure for measure / Мера за меру и друг. – «Искусство с точки зрения социологии» изд. Пантелеева. – Две памятные книжки / Конспект автора / Занятия по драме Ибсена «Доктор Штокман», срочная корректура для журнала «Жизнь» на десяти (10) листах. Постановили: вышепоименованные книги и тетради отобрать и настоящий акт, по утверждении подписом <так> присутствующих, представить вместе с отобранными книгами и тетрадями г. Устьсысольскому Уездному Исправнику.
     Подписал: Помощ<ник> Исправника Ванеев. Полиц<ейский> надзиратель Бумок. При осмотре присутствовали в качестве понятых: Коллежский Секретарь Илья Бобров. Мещанин Михаил Никитин.
     <Приписка Ремизова:>
     Две посылки мною получены, но не от Чернова, а от Бадулина. Отобранные легальные произведения дозволенные цензурой Schopenhauer, Kant, Shakespeare, Гюйо, 2 памятные книги и корректура мне крайне необходимы. – При осмотре присутствовал.
                 Алексей Ремизов
     Осмотр посылок был произведен вследствии предложения г. Уездного Исправника от 12 октября за № 143.
     Подписал Помощник Исправника Ванеев
     С подлинным верно
                 Уездный Исправник Сарохтин6



     Покуда служитель закона Сарохтин (или Сорохтин; встречаются оба написания) выводит нетвердым почерком строки протокола, запинаясь на буквах латиницы, давайте припомним, как сюда попал объект его недружелюбного внимания.
     Биография Ремизова в том виде, в котором мы ее ныне себе представляем – сложный конгломерат из его обширных мемуаров, автобиографической прозы7 , хорошо сбереженной эпистолярии, многочисленных свидетельств третьих лиц и немногих документов, современных событиям: и все эти компоненты находятся в чувствительном взаимном противоречии. При этом одной из главных метаморфоз его облика, устанавливаемых ретроспективно, состоит совершавшееся в северной ссылке превращение пламенного марксиста, ушлого и энергичного революционера, бритоголового агитатора в хорошо известную нам медлительную, аморфную и аутичную «чучелу» и «кикимору» 8 . За динамикой этого интересного процесса мы сейчас и проследим.
     Вольнослушатель Московского университета А. М. Ремизов был арестован утром 18 ноября 1896 года во время разгона демонстрации студентов, посвященной памяти ходынских событий9 . В воспоминаниях он не раз подчеркивает случайность этого происшествия: «Студенческими делами я не занимался и в землячествах не участвовал и раз всего на вечеринке был с пением, танцами и марксистом. И попал я на студенческую демонстрацию только посмотреть (18 XI 1897 <правильно: 1896>). Правда, погорячился, меня и зацапали. И без разговору потащили на Тверскую. А вечером из части на Таганку в Каменщики» (8. 283). Полиции казалось иначе: из более чем пятисот участников были задержаны почти четыреста человек; по большей части переписаны и отправлены по домам, за исключением 36 агитаторов, в число которых попал и наш герой. Дальнейшее разбирательство еще сильнее сократило эту избранную группу: в результате десять человек, признанных зачинщиками беспорядков, были приговорены к двухлетней ссылке в Пензу под гласный надзор полиции; в итоговом списке Ремизов фигурировал как «главный руководитель манифестации» 10 . 20 декабря 1896 года околоточный надзиратель привез его на Рязанский вокзал, купил билет до Пензы и посадил на поезд.
     В материалах по истории пензенской эпопеи Ремизова сходятся воедино два типа искажений. С одной стороны, сам ссыльный, описывая ее весьма подробно (8. 301 – 401), представляет ее политическую составляющую, как цепь незначительных случайностей. С другой, историки революционного прошлого Пензы, не идентифицируя, кажется, своего героя с эмигрантом-модернистом (к которому по долге службы должны относиться, как чорт к ладану), склонны считать его роль весьма значительной:

      «Весной 1897 года в работу марксистских кружков включился высланный в Пензу из Москвы студент А. М. Ремизов, который стал руководить кружком, состоявшим из учеников фельдшерской школы. Вскоре А. М. Ремизов совместно с О. И. Тепловским осуществил несколько важных мероприятий. На практическую ногу была поставлена организация рабочей кассы взаимопомощи на случай забастовки. На основе нелегальной брошюры «Касса, для чего она нужна рабочим и как ее устроить» А. М. Ремизов разработал устав кассы, состоящий из 7 пунктов. Устав несколько раз обсуждался на общих сходках кружков и был принят во время очередной сходки, проходившей в августе 1897 года на реке Суре. <...> Летом 1897 года А. М. Ремизов попросил уезжавшего на работу в Петербург М. Г. Сивачева установить связи с петербургскими марксистами и присылать их листовки в Пензу. Выполняя эти поручения, Сивачев в ноябре того же года прислал Ремизову две листовки «Союза борьбы за освобождения рабочего класса». Одна называлась «Ко всем ткачам и прядильщикам», вторая – «О сокращении рабочего времени в железнодорожных мастерских». Вторую листовку размножили на гектографе и распространили среди рабочих мастерских Сызрано-Вяземской железной дороги, которые с интересом читали ее» 11 .

     Как готовый сценарий для остросюжетного фильма (и даже с прописанными диалогами) читаются посвященные Ремизову главы из книги о пензенских революционерах:

      «Весной 1897 года Григорий Ельшин, у которого были особые способности сближаться с людьми революционно настроенными, познакомился со студентом А. М. Ремизовым. Горячий, порывистый Ремизов рассказал Ельшину о себе: «Сам москвич, окончил Московское коммерческое училище, поехал за границу. В июне-августе прошлого года объездил Австрию, Швейцарию и Германию. В Вене познакомился с нелегальной литературой, увлекся ею. С собой привез около 20 марксистских брошюр. Когда поступил в Московский университет, сразу стал участвовать в студенческом движении, отсидел за это 6 месяцев в тюрьме и оказался здесь в Пензе. Выслан под гласный надзор полиции»
      «Присоединяйтесь к нам, - предложил ему Ельшин, - почва у нас уже готова, есть с кем работать и среди железнодорожников и среди учащихся. Вы нам можете оказать немалую помощь». На том и порешили.
     Ремизов с энтузиазмом взялся за дело. Брат Сергей привез ему из Москвы нелегальную библиотечку <...>»12 и т.д.

     В первом из двух отрывков упоминается М. Г. Сивачев, памятный нам не столько писательской деятельностью, сколько матримониальной удачей12a . Он оказался среди сагитированных Ремизовым пензенских рабочих; будучи человеком болезненным, желчным и склонным обвинять в своих неудачах окружающих, Сивачев оставил нелицеприятные воспоминания об этом эпизоде:

      «Мне еще только 18 лет. Живу на своей родине. Появляется в этот город культуртрегер пролетариата, апологет социализма. Я – первый рабочий, с которым он знакомится, благодаря одной случайности. Он пичкает меня книгами. Он внушает мне, что рабочий – это стена, которая должна остановить шествие абсолюта. Он рисует мне, какое огромное зло – милитаризм и говорит, что борьба рабочего с этим злом должна быть поставлена на первый план: милитаризм – истощает страну, платежные силы населения, приостанавливает культурный рост, тормозит осуществление рабочего законодательства. Наконец, я как из сознательных элементов <так>, поэтому на мне лежит неукоснительная обязанность помогать ему в его деле.
     Я верю, что должен помочь и знакомлю его с рабочими. Как политически высланный в маленький город, где подобного, кажется, ничего не бывало, он для маленького города – пугало, таинственная фигура.
     Но разве подкупленная юность чего боится?
     Я охотно делаю все, что он мне прикажет, но когда его деятельность развернулась шире – я позволил себе не согласиться с его тактикой.
     Рабочим, которые до этого читали только Еруслана Лазаревича и Бову-Королевича, он сразу начал преподавать Маркса. Без разъяснений. Отхватит 30-50 страниц – и уходи. Рабочие уходят с тупо-недоумевающими лицами.
     Потом тюками начали плавиться прокламации в такую среду, которая не понимает: почему она должна на требование жандармерии отдавать ей эти бумажки» 14 .

     Пензенская история Ремизова включает немало эпизодов, кратко, но любовно описанных краеведами: участие в революционном кружке фельдшеров, знакомство с модельщиком железнодорожных мастерских и столяром завода Крюгера; литературный вечер в доме М. И. Клещева 28 июня 1897, на котором Ремизов рассказывает о Чернышевском (на заднем плане – лица напряженно внимающих рабочих и тень Годунова-Чердынцева); заканчивается это все новым групповым арестом в начале марта 1898 года. В обвинительных материалах, напечатанных четыре года спустя, говорилось:

      «16 января 1898 г., в г. Пензе у воспитанника землемерного училища Ивана Карпова учебным начальством случайно были обнаружены девять экземпляров № 1 революционной газеты «Русский рабочий» за 1896 г.
     Расследованием установлено, что с 1895 г. в Пензе энергично велась социалистическая пропаганда между рабочими мастерских Сызрано-Вяземской железной дороги, писчебумажной фабрики Сергеева и машиностроительного завода Крюгера, а также среди местной учащейся молодежи. Руководителями агитации были машинист названной железной дороги Осип Тепловский, бывшие студенты Казанского Университета Михаил Корнеев и Московского - Павел Крафт, сын купца Алексей Ремизов, частный поверенный Дмитрий Волков и помощник бухгалтера Пензенского отдела Государственного банка Николай Рассказов.
     Способами пропаганды служили организация отдельных кружков среди рабочих, устройство собраний, в которых проводились идеи преступного характера, и распространение нелегальной литературы. Кроме того, Ремизов, осенью 1897 г., воспроизвел на гектографе 150 экземпляров прокламаций, приглашающих рабочих требовать сокращения рабочего времени и, при содействии Тепловского, разбросал таковые в механических мастерских Сызрано-Вяземской железной дороги» 15

106.16 КБ
Ремизов в Пензе. Из книги: ЛН. Т. 98. Кн. 2

     В этот раз Ремизова (как и большинство его неблагонадежных товарищей) судят как рецидивиста; следствие длится полтора года; 8 октября 1899 Саратовская судебная палата закончила обвинение и отослала материалы в столицу; все арестованные, пробыв по несколько месяцев в тюрьме, были выпущены под особый надзор16 . Жернова юриспруденции мелют медленно: приговор выносится еще через полгода – главные зачинщики приговариваются к высылке в Вятскую губернию на три года, но, по воле министра юстиции, обстоятельства времени остаются прежними, но место меняется: Вятка заменена на Вологодскую губернию; Ремизову назначен Устьсысольск.
     Срок ссылки исчислялся с 31 мая 1900 года; судя по позднейшим воспоминаниям, этап задерживался (8. 400 – 401). Здесь есть некоторый сбой в датах: в одном из вариантов автобиографии Ремизов пишет «весной 1900 года погнали этапным порядком через Тулу, через Москву – по Москве сквозь Бутырки в Ярославль, а через Ярославль за тысячу верст за Вологду в зырянский город Устьсысольск» 17 . «Этапный порядок», естественно, не предполагал движения пешком на такие расстояния (хотя в некоторых биографических очерках о писателе и говорится «1000 верст его гнали в кандалах вместе с уголовниками» 18 etc); более того, политические располагали важной привилегией по сравнению с уголовными: «при этапном следовании пользоваться конными подводами» 19 . Точная дата выезда этапа из Пензы неизвестна20 , но ехали они до Вологды, бесспорно, поездом21 ; с пересадками, каждая из которых означала пересыльную тюрьму22 . В воспоминаниях Ремизов называет датой прибытия в конечную точку путешествия 1-ое августа 1900-го года (8. 40223 ); это не совсем так, поскольку дата без оговорки приведена по новому стилю. Уточнению мы обязаны параграфу 6-му «Положения о полицейском надзоре», согласно которому «от лица, отданного под надзор полиции отбираются документы о его звании, если таковые у него имеются, и вид на жительство, взамен которых ему выдается свидетельство на проживание в назначенной ему для этого местности». В полном соответствии с буквой и духом закона по прибытию нового ссыльного в Устьсысольск была изготовлена следующая бумага:

Его Превосходительству
Господину Вологодскому Губернатору


Устьсысольского Уездного исправника
Рапорт

     В исполнение предписании от 18-го июля за № 974, имею честь донести Вашему Превосходительству, что сего числа прибыл в Устьсысольск под гласный надзор Полиции, личный почетный гражданин Алексей Михайлов Ремизов, за которым учрежден поименованный надзор.
     Об этом мною вместе с сим сообщено г. начальнику Вологодского Губернского Жандармского Управления и его Помощнику в г. Устьсысольске.
     За Уездного исправника полиции его <помощник? Фамилия нрзб>
24

     На самом деле, для крошечного Устьсысольска событие нешуточное; это несколько лет спустя, после событий 1905 года поток ссыльных, направляемых в Вологодскую губернию вырастет многократно. Пока же, судя по официальным документам, «ссыльно-поселенцев по городам и уездам губернии состояло – 167, из которых 14 находилось в самовольной отлучке, 7 – содержалось в тюрьмах за преступления, 13 – переведены в другие города, 5 освобождены от надзора полиции и 2 умерли» 25 ; большая же их часть концентрировалась в губернском центре. 21 июля на нового постояльца заполняют обширную анкету; жандарм, впрочем, еще нетверд в правильном написании его фамилии, поэтому в шапке дела он фигурирует как «Ремезов»:

Список
О состоящем под гласным надзором Алексее Михайлове Ремезове

1. Имя, отчество, фамилия и званиеАлексей Михайлов Ремизов, личный почетный гражданин
2. Место родиныг. Москва
3. ВероисповеданияПравославного
4. Лета23 лет
5. Грамотность или место воспитанияОбразование получил в Московском Александровском Коммерческом Училище
6. Был ли под судом и следствиемНе был, кроме того дела, по которому выслан
7. Женат или холост, если женат, то на комХолост
8. Имеет ли детей и если имеет, то их имена и лета ---
9. Имеет ли родителей и кого именно, лета их и место жительстваМать Мария Александрова 52 лет, проживает в Москве
10. Имеет ли родных братьев и сестер, их имена, лета, и место жительстваИмеет братьев: Николая 28 л., Сергея 25 л. и Виктора 24 лет. Проживают в Москве
11. Следует ли за ним в место высылки кто-либо из его семьи и кто именноНикто не следует
12. Если семейство за ним не следует то где будет проживать после высылки ---
13. Имеет ли собственные средства существования и в чем они заключаютсяНе имеет
14. Знает ли какое ремеслоНе знает
15. Чем до сего времени добывал себе средства существования как сам он, так и жена егоУроками в частных домах
16. Имеют ли родители какое-либо состояниеНет
17. По какому распоряжению и за что именно учрежден гласный полицейский надзорНа основании Высочайшего повеления, последовавшего 31 мая 1900 года, за Государственное преступление
18. Срок надзора и с какого времени его надлежит считатьНа 3 года, с 31 Мая 1900
19 Куда высылается или же надзор учрежден в месте его жительстваВ г. Устьсысольск


Полицмейстер <нрзб>
26

     Быт ссыльного в ту эпоху был скуден и предопределен. Для неимущих (а Ремизов, указав выше, что средств к существованию не имеет, попадал в эту категорию), полагалось вспомоществование от казны; оно варьировалось от 2,5 до 7 руб. и выше27 ; после 1905 года произошло резкое повышение, но зато суммы стали задерживать. Даже в условиях весьма недорогой жизни в маленьких городках, обстоятельства получались стесненные – дешевый номер в приличной гостинице стоил, например, не менее 50 коп. в сутки. Из экономии часто селились по двое-трое; один из осужденных, прошедший несколькими годами позже ремизовским маршрутом, вспоминал:

     «Небольшая комната. В ней 2-3 обитателя. У окон стоят столики, тщательно покрытые старой газетой. На столе письменные принадлежности и груды книг преимущественно учебников; да еще коробки с табаком-махоркой, - другом ссыльных. У стен стоят кровати самодельные с набитым соломой тюфяком. Таковы квартиры политических ссыльных» 28 .

179.46 КБ
Анкета ссыльного. Экземпляр, заполненный А. В. Луначарским. Из книги: ЛН. Т. 82. А. В. Луначарский. Неизданные материалы. М. 1970

     Политически неблагонадежные были существенно поражены в правах: по прибытии на место у них отбирались документы; местный полицейский мог в любое время беспрепятственно входить к ним в квартиру и т.п. – но впрочем, этим обычно не злоупотребляли – по лени или по благодушию. С другой стороны, Вологда в административном отношении была весьма либеральным краем. Ремизов мог бы перефразировать Пушкина: «видел я трех губернаторов: первый велел снять с меня картуз» etc: между 1900 и 1903 годом в крае дважды менялась власть – на смену А. А. Мусину-Пушкину (с которым наш герой практически разминулся) пришел Леонид Михайлович Князев – «человек либеральный, ссылку не тормошивший», - вспоминает о нем один из пламенных революционеров, добавляя: «Мы очень жалели об его отъезде» 29 . Оказалось, впрочем, что все делается к лучшему, поскольку Князева в 1902 году сменил Александр Александрович Ладыженский, о котором разбалованные политические позже вспоминали практически с придыханием; на третий год его царствования произошел курьезный случай: группа свежеосужденных, направлявшихся в этапом в Вологду, была убеждена, что там уже установлена республика – с действующим губернатором во главе:

      «Каким же образом свободы эти могли сохраниться в Вологде в то время, когда во всей остальной России царские холопы расправлялись штыками и военно-полевыми судами? Почему Вологда оставалась, так сказать, «государством в государстве»?
     Невероятно, но факт: причиною такого положения вещей был некий человек с квадратной головой, посаженной на необычайно круглые и крутые плечи.
     Имя его – вологодский губернатор Ладыженский. Питерские бюрократы называли его «белой вороной»» 30 .

==

1 Абрамов К. Е. В зырянском краю. М. 1914. С. 5
2 Т. е. края, населенного по преимуществу зырянами; ныне г. Сыктывкар.
3 Там же. С. 22 – 23. Ср.: «Широкие и прямые улицы, сравнительно <так> с хорошими, преимущественно деревянными постройками, дают городу выгодное впечатление. Много зелени. Местность гористая и вполне здоровая. Грязи бывает очень мало даже в осенний и весенний периоды» (Краткий путеводитель по Вологодской губернии. Вологда. 1915. С. 15)
4 Памятная книжка и адрес-календарь Вологодской губернии на 1899 – 1900 г.г. Вологда. 1899
5 Краткий путеводитель по Вологодской губернии. Вологда. 1915. С. 23
6 Дело о состоящих под гласным надзором полиции… // Государственный архив Вологодской области. Ф. 18. Оп. 2. Ед. хр. 670. Л. 1 – 2 об. Далее документы этого архивохранилища цитируются с сиглой ГАВО. Из упоминаемых в тексте протокола лиц мы можем идентифицировать его автора, Виктора Павловича Сорохтина; помощника исправника – Николая Васильевича Ванеева и Коллежского секретаря Илью Петровича Боброва (см.: Памятная книжка и адрес-календарь Вологодской губернии на 1899 – 1900 г.г. Вологда. 1899. С. 247). На момент печатания памятной книжки должность полицейского надзирателя в Устьсысольске исполняет И. А. Рождественский, а не Бумок; о последнем же сведений не сохранилось.
7 Границы между двумя последними почти прозрачны: так, рассказ «Новый год» (он же «В новый год»), отвергнутый в начале 1903 года газетой «Курьер» и напечатанный через четыре года в «Перевале» (1907. № 3. С. 3 – 11), четверть века спустя станет главкой «Андрей Петрович Дерягин, агитатор» в мемуарном очерке про вологодскую ссылку «Северные Афины» (Современные записки. 1927. № 30); при включении этого очерка в книгу «Иверень» главка от него отсоединится (о допечатной истории рассказа см.: Ремизов А. М. Собрание сочинений. <Т. 3>. Оказион. М. 2000. С. 596 (комм. Е. Р. Обатниной); последующие коллизии там опущены; далее ссылки на это собрание сочинений даются только с указанием тома и страницы).
8 Автохарактеристики, естественно: «Да ты и без чучелы - чучела, - смеялась мать, - и рядиться тебе зря: из всех узнают» (8. 341) и мн. др.; впрочем, и не только: «Просидел тут <в редакции «Вопросов жизни» - Л. Л.> час; познакомился с Ремизовым, который очень похож на свою кикимору и ушел» (недатированное (осень 1905) письмо М. О. Гершензона к М. Б. Гершензон // РГБ. Ф. 746. Карт. 24. Ед. хр. 17. Л. 6 об.).
9 Гречишкин С. С. Архив А. М. Ремизова // ЕРОПД на 1975 год. Л. 1977. С. 21; Грачева А. М. Революционер Алексей Ремизов: миф и реальность // Лица. Биографический альманах. <Вып. 3>. М. – СПб. 1993. С. 423 – 425.
10 Там же. С. 424 - 425
11 Очерки истории Пензенской организации КПСС. Пенза. 1974. С. 22; см. также: Савин О. Только ссылка меня освободила. Некоторые страницы жизни и творчества русского писателя А.М. Ремизова // Сура. 2002. № 2. С. 203-208
12 Морозов В. На рассвете (Исторический очерк об образовании и деятельности первых социал-демократических кружков в Пензе в 1894 – 1897 гг.). Пенза. 1963. С. 29. В мемуарах Ремизова «нелегальную библиотечку» привозит не брат, а он сам, во время самовольной отлучки в Москву (8. 337 – 343).
13 О чем подробнее см. здесь
14 Сивачев М. На суд читателя – Записки литературного Макара. Вып. 2. М. 1910. С. 94 – 95; фамилия Ремизова здесь не названа (а только несколькими страницами дальше и с ошибкой), но он себя узнал, см.: Алексей Ремизов. Исследования и материалы. СПб. 1994. С. 225.
15 XXII и XXIII Обзоры важнейших дознаний, производившихся в Жандармских Управлениях в 1898 и 1899 г.г. СПб. 1902. С. 120; все злоключения преступной группы описаны там же на с. 120 – 122; характеристика Ремизова («Ремизов, Алексей Михайлов, православный, сын купца, окончил курс Московского Коммерческого училища, был в Московском Университете, курса не окончил») – там же, с. 266; см. также материалы Департамента полиции «О преступном сообществе в городе Пензе, имевшем целью побуждать рабочих к стачкам». – Грачева А. М. Указ. соч. С. 427 – 430.
16 Морозов В. На рассвете (Исторический очерк об образовании и деятельности первых социал-демократических кружков в Пензе в 1894 – 1897 гг.). Пенза. 1963. С. 000.
17 Лица. Биографический альманах. <Вып. 3>. М. – СПб. 1993. С. 438
18 Ошибочность этого вывода, в частности, отмечена в работе: Розанов Ю. В. Фольклоризм А. М. Ремизова: источники, генезис, поэтика. Монография. Вологда. 2008. С. 26
19 Комков Вл. «Сухая гильотина» (Очерк современной политической ссылки в России) // Образование. 1908. № 8. II паг. С. 36
20 В одном из поздних текстов Ремизов назовет маловероятное, но все-таки возможное 1-е июля (вступление к «Петербургскому буераку»; 10.175).
21 Недобрый свидетель упоминает весьма сомнительные детали путешествия: «Но что такое Усть-Сысольск для таких господ? Перемена места, совершенная с помпой: ехал в обыкновенном поезде в сопровождении жандарма, которого вез за собственный счет! Ехал с большим багажом, с дорогими ружьями: вот, где поохотиться!» (Сивачев М. На суд читателя – Записки литературного Макара. Вып. 2. М. 1910. С. 96)
22 Ср.в воспоминаниях ссыльного, прошедшего пять лет спустя тем же этапом: «Вологодский путь – один из самых коротких: Москва-Бутырки, Ярославская тюрьма, известная своими толстыми тюремными решетками, принесенными «в дар» щедростью купца Демидова, и, наконец, Вологда с ее далекими уездами, разбросанными на расстоянии свыше тысячи километров». - Павчинский Э. И. «Места не столь отдаленные» (Из воспоминаний о вологодской ссылке 1906 – 1910 гг.) // Каторга и ссылка. 1932. № 3. С. 169
23 Ср. также: Ремизов А. В розовом блеске. М. 1990. С. 631
24 О состоящих под гласным надзором полиции // ГАВО. Ф. 18. Оп. 2. Ед. хр. 648. Л. 19; копия: Л. 13 - 14 (донесение не датировано, но, судя по следующему документу, не могло быть написано позже 21-го июля; соответственно Ремизов прибыл в Устьсысольск между 19 и 21 числом). С другой стороны, анкета могла быть заполнена в Вологде, по пути к месту ссылки и тогда Ремизов, называя 1-е августа, абсолютно прав, а я, соответственно – нет.
25 Обзор Вологодской губернии за 1900 год. Вологда. 1901. С. 33; ср.: Очерки истории Вологодской организации КПСС. 1895 – 1968. <Вологда>. 1969. С. 31
26 Дело о состоящих под гласным надзором полиции // ГАВО. Ф. 18 Оп. 2 Ед. хр. 807. Л. 6 – 7 об.; в тексте упоминаются родственники: мать Мария Александровна Ремизова (урожд. Найденова; 1848 – 1919); братья Николай Михайлович (1872 – 1936; «старший брат, когда-то из всех привязанный ко мне». - Ремизов А. На вечерней заре. Переписка А. Ремизова с С. Ремизовой-Довгелло. Подг. текста и комм. А. д'Амелия // Europa orientalis. 1987. № 6. С. 239), Сергей Михайлович (1875 – 1921) и Виктор Михайлович (1876 – 1919) Ремизовы.
27 Ср. в рассказе «Серебряные ложки»:
« - Сколько вы получаете из полиции? – спросил как-то один из привлекаемых по его делу.
- Шесть рублей, - ответил Певцов, не задумавшись.
Эту сумму он будет получать, когда его сошлют» (3.19)
28 Серов И. Вологодская ссылка // Вестник знания. 1909. № 8/9. С.231
29 Луначарский А. В. Воспоминания и впечатления. М. 1968. С. 80; впрочем, в нередкие моменты отсутствия Князева его должность исполнял вице-губернатор Н. Л. Муравьев, снискавший себе худую славу (8. 457, 458).
30 Павчинский Э. И. «Места не столь отдаленные» (Из воспоминаний о вологодской ссылке 1906 – 1910 гг.) // Каторга и ссылка. 1932. № 3. С. 173


продолжение
Tags: Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments