lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

Стихи Владимира Злобина. Часть 1

     Собственная личность Владимира Ананьевича Злобина (1894 – 1967) исторически скрывается в величественной двойной тени Мережковских, которым он был учеником, литературным секретарем, ангелом-хранителем и хранителем архива: примерно в такой последовательности. Прямым вещественным следствием этой без малого тридцатилетней дружбы стал корпус мемуарных и аналитических очерков, написанных им в 1940-50-х годах; косвенным – внятное влияние, оказанное стихами Гиппиус на его собственную поэтическую манеру. Чтобы составить представление о последней, сегодня ощутимо не хватает данных: в недавно вышедшей книге (Злобин В. А. Тяжелая душа. М. 2004) его стихи собраны по трудноуловимому принципу – полностью опущен ранний период творчества, а из позднего предъявлены лишь отдельные фрагменты. Несколько стихотворений 1915 – 1918 гг. недавно напечатаны высокочтимыми zloy_alex и ayktm (соответственно там и тут); ниже я привожу восемь стихотворений 1940-50-х годов. Часть из них появляется в печати впервые.

<1>

СНЫ

О снах – молчи. Знай, сна не рассказать,
Не выразить ни радости, ни боли.
Волшебный этот свет – как передать,
Что обновляет душу поневоле?
Иль тот, другой, чей незаметный след
Опасен, как смертельная зараза.
О, ничего в нездешнем мире нет
Доступного для уха иль для глаза.

Как объяснить, чем страшен этот сон,
Сам по себе такой обыкновенный,
Что с детства с незапамятных времен,
Мне снится, повторяясь неизменно?
Все тот же полукруглый коридор,
И я иду, не смея оглянуться.
И до сих пор мне снится, до сих пор,
Что я заснул и не могу проснуться.

<2>

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Как до войны, в тот первый год счастливый,
Когда все было нипочем,
По лестнице, походкой торопливой,
Ты поднялась. Своим ключом

Открыла дверь, и я не удивился.
Я все забыл, я был как пьян.
И так же дым от папиросы вился
И цвел под окнами каштан.

Но вдруг виски мои похолодели.
Как мог забыть я? Где я был?
О, милый друг, ведь нынче – две недели,
Как я тебя похоронил.

А ты – как будто не было разлуки.
Ни этих дней, что я влачу, -
Идешь ко мне, протягиваешь руки.
Нет, нет… не надо… не хочу!

<3>

РОЖДЕНЬЕ ВЕНЕРЫ

Три дня он дул, без перемены,
Мистраль, стремя за валом вал.
Ты вышла на берег из пены,
Легко ступая между скал.

Не прерывался рев пучины.
И плыли весело назад
Тебя примчавшие дельфины,
Дразня насмешливых наяд.

И боги радовались чуду
Блаженной радостью богов.
И доносился отовсюду
Их смех с ликующих холмов.

А ты средь скал еще стояла,
Ты косы влажные плела.
И до тебя не долетала
Богов певучая хвала.


<4>

Не забуду – ночь была
Как из тусклого стекла.

Как из пакли, как из ваты,
Полумесяц желтоватый

Плыл над мыльною рекой.
А надежды – никакой…

В отраженно-мутном свете
Целовались мы, как дети,

Крепко, долго – целый час.
В первый и последний раз.

<5>

МУЗА

Я не один, я с музой
И муза мне верна.
Растрепанной медузой
Плывет во тьме она.

Качается бесцветным,
Светящимся пятном
И призраком рассветным
Мелькает под окном.

Но чем бы ни играла
Она в своем раю,
Ее сухое жало
Я сразу узнаю.

Через моря и реки
Она летит стрелой,
Чтоб оградить навеки
Тебя от силы злой.

Чтоб рук твоих простертых
Скорей коснуться вновь
И воскресить из мертвых
Погибшую любовь.

<6>

Не спрашивай – я все забыл:
И чем я был и как я жил,
Все имена и все названья.

Кого преследовать дерзал,
Чье сердце бедное терзал
Надеждой близкого свиданья.

Но мой внимательный двойник
В свой обличающий дневник
Записывает все прилежно.

И снова тайную тетрадь
Он раскрывает и опять
Рукою машет безнадежно.

<7>

Мы расстались у фонтана,
Зеленела в нем звезда.
Ты сказала «буду рано».
Я услышал: «никогда».

Сколько этих мимолетных
- Не давай себя увлечь –
Сумасшедших, беззаботных,
Навсегда забытых встреч.

Не пришла. И сердце радо.
Никогда не приходи…
Высока моя ограда,
Бесконечность впереди.

<8>

СУЕТА

Юрию Трубецкому

На голых ветках пели птицы,
Но пенью птиц я не внимал.
Учитель ставил единицы
И головой седой качал.

А я мечтал о вечной дружбе,
О вольной жизни удалой,
О славных подвигах, о службе,
О том, что буду я герой.

Великий Цезарь Победитель,
Держащий мир в своей руке.
А бедный ангел мой хранитель
Тихонько плакал в уголке.
Tags: Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments