lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

Приключ.-2

Итак, мы оставили наших незадачливых героев, боязливо пробирающихся из Амстердама в Берлин на машине с голландскими номерами. Приехав вечером, мы решили, что с утра пойдем на вокзал и быстренько восстановим утраченные билеты на поезд. «Не случайно же», - говорили мы друг другу, - «при продаже билетов в кассе по полчаса списывают данные с каждого паспорта. Наверняка это все хранится у них в компьютере. Мы покажем им рапорт из лейденской полиции и они сразу распечатают нам новую копию, ну, может быть, пожурив за рассеянность».
Чтобы облегчить эту процедуру, мы попросили наших московских друзей заехать в кассу Белорусского вокзала, где пресловутые билеты были некогда куплены и, используя народные методы убеждения, раздобыть их ксероксы или что-нибудь в этом роде. Эту бумажку мы собирались принять по факсу в отеле и, вооружившись ею, направиться уже в кассы берлинские. В промежутке хотелось заскочить в прокатную контору и наскоро объяснить, почему вместо взятого у них солидного немецкого седана мы возвращаем развеселый шведский пепелац, но здесь мы особых трудностей не предвидели. А вот из Москвы посыпались неутешительные новости. Ни одна сволочь во всем Белорусском вокзале (включая начальника его, дежурного по нему и других умников) не могла напечатать простейшую бумажку – что дескать такого-то числа такие-то граждане купили эти злосчастные билеты.  Наскоро прокляв соотечественников, мы отправились в Хауптбанхоф.
Эти деятели были еще решительнее. Никаких восстановлений. Никаких копий. Только новые билеты. «Хорошо, давай новые». «Но мы можем продать только плацкарту, без мест. А дальше вас встретит der kontroller и посадит. Если места будут». Во черт. Перспектива ехать в тамбуре вагона 2-го класса, при том что в соседнем бизнес-классе два оплаченные нами двухместных купе поедут пустыми, отнюдь не радовала. Мы переглянулись. Как пишет Кристофер Бакли в «Флоренс Аравийской», современный человек в случае любых затруднений первым делом хватается за сотовый телефон. Я схватился за сотовый телефон и позвонил Х.
Есть у меня такой берлинский приятель, человек романтической профессии. Некоторое время назад у нас с ним были некоторые delishki и с тех пор мы примерно раз в год встречаемся и болтаем ни о чем. Когда я описал ему ситуацию, он, естественно, расхохотался. Я насупился. Отсмеявшись, он предложил мне ни о чем не беспокоиться и приезжать прямо к своему вагону за пятнадцать минут до отправления. «А билеты?», - буркнул я. «Я все понял, что ты мне сказал», - отвечал он. «Все будет хорошо. Если что – говори, что ты не простая лягушка и делай лицо (он сказал по другому) позначительнее». Мы быстро съездили в прокатную контору, где встретили живейшее сочувствие, искренность которого была немного омрачена штрафом в 250 евро. И вот уже в 14.45 мы стояли у нашего вагона. Проводник был торжественен. «А вот у меня укра…», - начал я выбиваться из образа непростой лягушки, но он меня перебил. «Я все знаю», - сказал он мрачно. «Грузитесь. Сейчас придет представитель». Быстро запихав чемоданы, я вернулся на перрон и начал делать значительное лицо. Через несколько минут по эскалатору поднялся ангел. На этот раз он принял облик молодого джентльмена в костюме с голубоватой папкой в руках. В папке лежала бумага на бланке «Российских железных дорог», напоминавшая содержанием известную записку, врученную д'Артаньяну: в ней предписывалось оказывать ее подателям всяческий респект и уважуху. Сжимая в руках драгоценную подорожную, я вернулся в вагон. На другой день поезд вполз под угрюмые своды Белорусского вокзала.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments