lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

Путевые заметки. Продолжение. Нюрнберг - Канны

     1. В маленьких европейских городах таилась неразрешимая (для меня) загадка – как жителям удается выращивать такие красивые цветы, не прилагая к этому практически никаких усилий? (Ни разу не видел европейца, копающегося в земле перед домом, а лишь плоды его трудов). Оказывается, по крайней мере, в некоторых местах, это - дело государственного значения: из окошка гостиницы в г. Руст я смотрю, как к дому напротив подъезжает оранжевая бочка водовоза, с облучка спрыгивает джентльмен в зеленом (цвета экологической полиции, смекаю я) и начинает из желтого шланга поливать соседский палисадник. Дивная картина. Раньше я подозревал гномов.
     2. Ощущение невидимого («что жило в этом доме кроме нас») вообще очень германская эмоция, мне кажется. В Нюрнберге, который хорош тем, что имеет в запасе овеществление для любой метафоры, мы были в третий или четвертый раз, поэтому традиционные здешние достопримечательности были уже нами неоднократно обследованы: крепостной вал, «пружина, оживляющая мертвецов» и – главное – любимейший музей Дюрера (где при тебе режут гравюру на меди и оттиски получаются настолько неотличимы от оригинала, что навеки зарекаешься от экспертизы эстампов). Поэтому мы пошли смотреть на обширные полуруины за скалящимся пастью-лестницей центром документации: туда, где по замыслу здешнего усача должны были маршировать многотысячные колонны физкульт-арийцев, а ныне сквозь каменные трибуны прорастает высоченная трава: красиво и поучительно.
     3. В прошлом году под окнами отеля (я беззаконно выбирался на хлипкий балкон покурить и быстро сливался с пейзажем) пасся заяц; в этом же – только собаки, которые здесь чувствуют себя стократ вольготнее своих финских товарок: существует ли рейтинг стран с точки зрения собачьей демократии? Было бы интересно составить. Псы бегают без поводков, а хозяева слыхом не слыхивали, для чего служит пакетик, без которого финский собаковод из дому не выходит даже в булочную. В основном, правда, мелкие породы, но напрочь лишенные привычной скандальности (в дальнейшем «комплекс Моськи») – к психоаналитикам их здесь водят, что ли?
     4. Начинал я эту заметку в маленьком немецком городе Русте, устроенном по привычной схеме – супермаркет, бензоколонка, семь маленьких отелей и россыпь двухэтажных домиков, а дописываю уже на балконе в Каннах – два дня, восемьсот километров и три страны спустя. Европейские границы, давно превратившиеся в фикцию, позавчера вдруг напомнили о себе: между Германией и Швейцарией стояли настоящие пограничники, один из которых, очень похожий на покойного исследователя N, всматривался в криво наклеенную мною на лобовое стекло штукенцию (именуемую по жолковски виньетой), дающую право год попирать своими грязными колесами благословенный асфальт Швейцарии, после чего, разулыбавшись, пропустил. (Все-таки немецкие номера на прокатной машине имеют свои преимущества: под видом зажиточных бюргеров в шоколадный край просочились весьма сомнительные личности: мы).
     5. Пока Швейцария требовала отдельной визы, мы объезжали ее стороной: не хотелось, только управившись с шенгеном, начинать новый раунд бюрократических упражнений; сейчас же глупо было не воспользоваться плодами всеевропейской интеграции. На первой же парковке я достал из багажника путеводитель и немедленно загрустил: оказалось, что мы только что проехали Дорнах – место, священное для любого младшего символиста, но разворачиваться уже не было времени. Специально обученные коровы, подстригающие зубами трехсотлетний газон, которым покрыта вся видимая поверхность Швейцарии, смотрели на меня из-за забора с сочувствием; вокруг вздымались невысокие горки (их покрытые снежными шапками товарки, хорошо знакомые мне по фотографиям высокочтимого i_shmael, расположены юго-восточнее), по шоссе проносились грузовики, в нарядных кузовах которых находящийся во власти стереотипов путешественник прозревает сыр, часы, шоколад – или незаконных иммигрантов: очень уж здесь прекрасно.
     6. Тем временем ко мне на балкон прилетел палевый черноглазый голубь – возможно, чей-то неспокойный дух, принявший на время такую телесную оболочку. Молчит, не просит еды, сидит на перилах. Ну-ну. «Гули-гули», как сказал бы Мандельштам.
     7. Километров за сорок до промежуточного финиша (а путь наш лежал во французский Анси) пришло время познакомиться со страной поближе. В век информационных технологий самый простой способ для этого – заказать навигационной системе не самую быструю, а самую короткую дорогу, попутно запретив автострады, платные шоссе и т.п. (режим «беглый каторжник» или «партизан»). Сказано – сделано и вот уже приятный голос биоробота советует повернуть направо, затем налево – и десять минут спустя двухтонный автомобиль с притихшим содержимым карабкается по козьей тропе в сумрачном горном лесу, еле разъезжаясь при помощи специально кармана с оторопевшим фермером. Этот многократно проверенный способ приводит иногда к удивительным результатам (в Норвегии навигатор, внутренне посмеиваясь, направил нас однажды прямо в озеро, а в Италии – в отвесную стену), но кончается все неплохо: пятнадцать километров безымянных, не отмеченных на бумажной карте, дорог мы ехали около часа, но зато были вознаграждены замечательными видами – и, преодолев последний участок пути по традиционному шоссе, победительно вкатились в Анси.
     8. Здесь: огромное озеро, на другом берегу которого – красивая гора, угловатая бывшая тюрьма, омываемая декоративным каналом, куртуазные лебеди, суровая девица в отеле (сменившая расторопного юношу прошлых лет), корабль-ресторан, прежде плававший по озеру, а ныне вставший на прикол, ряды припаркованных отчего-то одинаковых лодок, большой блошиный рынок по субботам (впервые – ни одной русской книги). Взгляд меланхолика привычно ищет приметы кризиса и находит их: в пиццерии не дали веревочки, чтоб связать воедино три пиццы на вынос – я пообещал ославить их скаредность, что и делаю. Пицца, впрочем, вкусная, но не стала ли она меньше с позапрошлого года? Не факт, не факт. Поехали лучше в Канны.
     9. Поехали. Основных варианта два – катить по долинным автострадам или пробиваться через Альпы. Первый – быстрый, второй – красивый; мы пробовали оба. Но есть важное нотабене – в самом сердце Альп, близ древнего Систерона (крепость которого расположена так высоко, что атакующие войска должны где-то на полпути садиться на скамеечку и лезть в доспехи за валидолом) в деревенском кафе жарят утку дивной вкусноты. Скажу прямо, гедонизм, особенно кулинарный, кажется мне малопочтенным свойством, но, как говорят герои Бабеля, пробовали бы вы эту утку! В общем, поехали мы через Альпы и, отчасти, зря – то есть горы были на месте и погода была прекрасной, а трафик небольшим, и даже кафе было открыто, но оказалось, что приглянулось оно не одним нам – вместо деревенской таверны с хозяйкой-поварихой там теперь здоровенный ресторан с террасами, куча народа и ни малейшей утки: пришлось есть, что дают. Что дают, впрочем, тоже было довольно вкусным, но наглядное торжество экономических законов как-то тревожило. Погруженные в свои мысли, мы отправились в путь.
     10. Цветаева где-то пишет (почему где-то? в письмах к Тесковой), что любить Лазурный берег (выражение, раздражающее меня не меньше, чем пресловутое «серебряный век») – это все равно, что любить двадцатилетнего красавца - наследника престола. (Голубь тем временем вернулся и приглядывается к лежащей на столе компьютерной мыши). Вероятно, да – но все-таки, кажется, ни одно место на земле не соответствует до такой степени человеку как биологическому виду. Однажды, лет пятнадцать назад, мы с высокочтимым k_p зашли с похмелья в рыбный магазин в Смоленске (только не спрашивайте, как мы там оказались – это долгая история). На неработающей батарее (было лето) валялся огромный, рыжий, пушистый, разожравшийся до последнего предела котяра. «Се парадиз, - думает кот», - сказал задумчиво k_p, глядя на него. Примерно так я себя чувствую, сидя на балконе и смотря, как море с тяжким грохотом разбивается внизу о замшелый волнолом.
     11. Пойду интернет искать, вот что (в номер он не добивает, а видна только незащищенная сеть бедняжки mary82, но северный варвар не воспользуется ее доверчивостью). А на днях может еще и «летейскую» напишу – зря что ли взял с собой две папки ксероксов?
Tags: Всемирный Путешествователь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments